Форум » РУСИНСКАЯ ПОЛИТИЧЕСКАЯ НАЦИЯ » Роль Гитлера и Сталина в судьбе суверенной Карпатской Украины » Ответить

Роль Гитлера и Сталина в судьбе суверенной Карпатской Украины

д. вОЗДВИЖЕНСКИЙ: Роль Гитлера и Сталина в судьбе суверенной Карпатской Украины Сегодня уже можно не только говорить правду, но и разоблачать мифы о Карпатской Украине. Чтобы читатель понимал, что именно имеется в виду, напомним некоторые неоспоримые факты. В составе двоединой Австро-Венгрии были все славянские народы центральной Европы. В их числе русины, словаки, чехи и украинцы Галиции. При этом чехи и украинцы Галиции и Буковины входили в состав Австрии, а словаки и русины входили в состав Венгрии. В конце Первой мировой войны Австро-Венгрия потерпела от Антанты ряд катастрофических поражение и 3 ноября 1918 г. капитулировала. Каждое славянское национальное меньшинство в этой ситуации воспользовалась по-своему. Украинцы Галиции и Буковина еще 19 октября 1918 г. приняли решение и далее оставаться в составе Австрии. Чехи и словаки приняли решение об образовании независимой республики Чехословакия и еще 28 октября 1918 г. провозгласили ее суверенитет. Русины комитатов Абауй-Торна, Спиш, Шариш и Земплин, т.е. ныне Пряшевский край Словакии, 19 ноября 1918 г. приняли решение о присоединении к Чехословакии. Русины остальных 4-х комитатов Уг, Берег, Угоча и Мараморош, т.е. ныне Закарпатской области Украины, приняли решение оставаться на правах автономной республики в составе Венгрии. Поэтому Венгрия 21 декабря 1918 г. приняла закон «Об автономии русинской нации, проживающей на территории Венгрии», которым и была создана автономная русинская республика под названием «Русинская Краина», т.е. автономное Русинское Государство в составе суверенной Венгрии. Однако страны Антанты, а также Австрия, решили возвратить Галицию в состав возрожденной Польши. Поэтому политические Галиции и Буковины решили на территории этих двух краёв провозгласить независимую Западноукраинскую Народную Республику (ЗУНР) и присоединить к ней автономное Русинское Государство. Это стало одной из причин того, что политические лидеры русинов, в их числе о.А.Волошин, приняли решение о присоединении автономного Русинского Государства к Чехословакии на правах автономной республики под названием Подкарпатская Русь. После того как Чехословакия дала согласие на это присоединение, Парижская мирная конференция Сен-Жерменским мирным договором от 10 сентября 1919 г. узаконила это присоединение. Подкарпатская Русь по конституции Чехословакии 1920 г. получила статус автономного края с губернатором во главе. В тоже время Галиция осталась в составе Польши на правах административно-территориальной области (воеводства) Галиция. Озлобленные этим военно-политические лидеры Галиции в 1920 г. создали во Львове «Украинскую военную организацию» (УВО), которая стала штабом планирования и проведения в Польше террористических актов не только против государственных деятелей Польши, но и против польских крестьян. Во избежание ареста, штаб и боевики УВО вначале скрывались от возмездия в Чехословакии, где на его базе и параллельно с ним была создана «Организация украинских националистов (ОУН). После прихода к власти Гитлера, ОУН и УВО передислоцировались в Германии и стали служить Гитлеру как специальное подразделение «Абвера». Надеясь с помощью Гитлера отнять от Польши Галицию и на ее базе создать Соборную Украину, к которой присоединить автономный русинский край Подкарпатская Русь суверенной Чехословакии. Однако Чехословакия конституционными законами-близнецами «Об автономии Подкарпатской Руси» и «Об автономии Словакии» от 22 октября 1938 г. преобразовала автономный край Подкарпатская Русь и край Словакия в автономные республики, имеющую свой законодательный парламент, свое правительство, свою судебную, административную и иные системы государственного самоуправления. Однако политические лидеры Словацкого края требовали от Праги предоставить словакам обещанный статус суверенной республики в составе двоединой республики Чехо-Словакия. Этим воспользовалась фашистская Германия, которая предлагала лидерам автономной Словакам провозгласить суверенитет, обещая при этом всестороннюю поддержку этого суверенитета. Одновременно спецслужбы Германии через автономную область Судетских Немцев расшатывали Чехию. Для расшатывания стабильности в автономной Подкарпатской Руси в Берлине было принято решение отстранить от власти ее премьер-министра А.Бродия, русина по национальности и патриота русинского края. Вместо него на должность премьер-министра автономной республики Подкарпатская Русь Берлином планировалось поставить греко-католического священника А.Волошина, еще до Первой мировой войны агента Австрии, а после ее присоединения в 1933 г. к Германии – агента «Абвера». При его поддержке создать в Подкарпатской Руси штурмовые отряды «Карпатская Сич», с их помощью захватить в свои руки всю полноту власти и установить диктатуру. Этот план Гитлера по уничтожению Чехословакии начал успешно претворяться в жизнь. Остановимся на том, как он осуществлялся в Подкарпатской Руси. При ОУН и УВО были созданы специальные отделения по делам Подкарпатской Руси, укомплектованные из числа украинцев Галиции, прошедших боевую закалку в годы Первой мировой войны или принимавших участие в террористических актах в Польше, а затем прошедших переподготовку в учебных центрах «Абвера». Из таких же боевиков ОУН в Подкарпатской Руси был создан военный штаб «Карпатской Сичи». Так, одним из руководителей этого штаба был Роман Шухевич, который совершивший ряд террористических актов против политических деятелей Польши и генерального консула СССР в Львове. После переподготовки в Германии стал офицером «Абвера». Поскольку А.Броди, депутат парламента Чехословакии и одновременно премьер-министр автономной Подкарпатской Руси препятствовал созданию «Карпатской Сичи», «Абвер» сумел его скомпрометировать как «агента Будапешта». Поэтому уже 26 октября 1938 г. А. Броди был арестован, а через нс колько месяцев освобожден за отсутствием виновности. Тем временем и под давлением Берлина на его место Прага 28 октября 1938 г. назначила о. А. Волошина, агента «Абвера». Перед церемонией подписания Декрета о назначении о.А.Волошина на должность премьер-министра Подкарпатской Руси, президент Чехословакии принял от о.А.Волошина присягу на верность Чехословакии и народу Подкарпатской Руси в частности. Однако о.А.Волошин не собирался соблюдать присягу и служить своему народу. Он продолжал поддерживать тесную связь с Берлином и беспрекословно выполнял идущие оттуда указания, в том числе и по созданию «Карпатской Сечи» из числа нелегально прибывающих из Польши украинцев Галиции. Они грабили и терроризировали, прежде всего, этнических венгров и евреев, нередко затевали конфликты с русинами и даже полицейскими по причине, что те разговаривают на своем родном (русинском или чешском) языке, а не на украинском. М.Горти, регент Венгрии, 12 января 1939 г. в беседе с послом США в Венгрии сказал, что «Гитлер ведет мир к хаосу, разжигает антирусинские настроения в Подкарпатской Руси… обучив галичан в Германии, отправляет их в Подкарпатскую Русь как платных агентов с целью захвата в ней власти». Поэтому Венгрия вынуждена вторгнуться в Подкарпатскую Русь и выдворить из нее несколько тысяч нелегалов-галичан, из которых создается по образцу немецких штурмовых отрядов военизированная «Карпатская Сич». По законодательству Чехословакии, выборы в парламент, в том числе в парламент Подкарпатской Руси, проводились по партийным спискам. Поэтому А.Волошин запретил на территории Подкарпатской Руси деятельность всех политических партий и создал свою под названием «Украинское национальное объединение» (УНО). В список кандидатов в депутаты парламента Подкарпатской Руси от УНО были лично А.Волошиным внесены его родственники и приближенные единомышленники. Чтобы в этот парламент были избраны патриоты-русины Подкарпатской Руси, было спешно создано партию «Русинское национальное объединение». Однако когда Э.Бачинский и П.Косей, сенаторы-русины парламента Чехословакии от Подкарпатской Руси, представили на регистрацию список кандидатов-русинов в парламент Подкарпатской Руси, то галичане-сечевики их избили, а затем арестовали. Узнав о намерении Венгрии вторгнуться в Подкарпатскую Русь, Гитлер приказал М.Гортию подождать до получения с Берлина соответствующего разрешения. Это разрешение поступило в ночь с 13 на 14 марта 1939 г. одновременно в Будапешт, Братиславу, и военный штаб «Карпатской Сичи», расположенный в Хусте, временной столице Подкарпатской Руси. В результате в полночь с 13 на 14 марта Словакия провозгласила суверенитет и выход из федеративной Чехословакии, а Венгрия начала вторжение в Подкарпатскую Русь. Укомплектованные же из нелегалов-галичан и дислоцированные по всей Подкарпатской Руси штурмовые отряды «Карпатской Сечи» одновременно начали захват власти в свои руки. Как и планировалось в Берлине, дислоцированные в Подкарпатской Руси воинские подразделении чехословацкой армии, в основном укомплектованные из местных русинов, были вынуждены в ночь на 14 марта 1939 г. вступить в бой со штурмовыми отрядами «Карпатской сечи». Следовательно, нелегалы-галичане и русины Подкарпатской Руси впервые в своей истории с оружием в руках вступили в кровопролитный бой друг против друга. Галичане – на стороне Гитлера, а русины – на защиту своей исконной Родины. Русины в этом бою одержали почти бескровную победу, а галичане потеряли более сотни убитыми и несколько сотен ранеными, после чего сдались в плен. Во избежание ненужных жертв и разрушений, президент Чехословакии Э.Гаха 14 марта отдал Чехию на милость Гитлера. Поэтому дислоцированные в Подкарпатской Руси войска Чехословакии начали эвакуацию, а охраняемые ими плененные галичане-террористы по решению А.Волошина оказались на свободе. С целью овладения оружием, одеждой, деньгами и продуктами питания, сечевики-галичане нападали на возвращавшихся домой подразделения чехословацкой армии, на полицейские участки, грабили магазины и даже мирных граждан Подкарпатской Руси. Чтобы с оружием в руках вернуться домой и там продолжить борьбу с органами власти Польши и поляками, начали нападать на подразделения венгерской армии. Поэтому венгерские войска повели против боевиков «Карпатской сечи» из числа нелегалов-галичан боевые операции, в ходе которых сотни из них были убиты и тысячи взяты в плен. После обеда, 15 марта 1939 г., состоялось заседание парламента автономной республики Подкарпатская Русь. Он принял закон, провозглашающий преобразование автономной Подкарпатской Руси в суверенную республику под названием Карпатская Украина. В результате парламент Подкарпатской Руси признал себя парламентом суверенной республики и на этом же заседании, т.е. 15 марта, избрал о.А.Волошина президентом Карпатской Украины. В этот же день А.Волошин проявил безуспешную инициативу о присоединении Карпатской Украины к любой из трех соседних стран: Венгрии, Словаки или Румынии, однако, не к польской Галиции. Поэтому 16 марта 1939 г., прихватив государственную казну, А. Волошин через Румынию эмигрировал в Югославию. Намереваясь остаться там проживать среди переселившихся в Воеводину земляков-русинов. Однако за сотрудничество с террористами-галичанами, причастными к убийству короля Югославии, оказался нежелательной персоной и отправился к своим покровителям в Берлин объяснять причину провала упомянутой операции. По личному указанию Гитлера, все плененные венгерской армией сечевики из числа нелегалов-галичан были освобождены. По их выбору одних было депортировано домой в Польшу или же в Германию, где из них «Абвер» сформировал террористический батальон «Нахтигаль» под командованием гауптмана Романа Шухевича. Тех сечевиков, которых пожелали вернуться домой, венгерское военное командование передало польским властям, которые здесь же, на польской стороне, польскими властями без суда и следствия были расстреляны как изменники родины, ставшими на путь международного терроризма. Красная армия 27 октября 1944 г. освободила от венгерской оккупации суверенную республику Карпатская Украина, по конституции Чехословакии имеющей название Подкарпатская Русь. Сталин решил присоединить ее к СССР в составе Украинской ССР. С этой целью в Москве был написан соответствующий Манифест, за который проголосовал Первый съезд делегатов городских и районных Народных комитетов, как временных органов местной власти. На основании этого Манифеста суверенная Карпатская Украина объявляла о своем выходе из федеративной Чехословакии и присоединении под названием Закарпатская Украина к СССР в составе Украинской ССР. Декретами (Законами) Закарпатской Украины были утверждены ее Гимн (Гимн СССР), государственный Флаг (Флаг СССР). Русский язык же стал вторым государственным языком суверенной Закарпатской Украины. По договору СССР и Чехословакии об этом объединении от 29 июня 1945 г., вступление этого договора «О Закарпатской Украине» набирало юридической силы после его ратификации обеими сторонами и обмене ратификационными грамотами, которое состоялось 30 января 1946 года. Однако Президиум Верховного Совета Украинской ССР еще до этого, 22 января 1946 г., принял противоречащий международному праву Указ «Об образовании Закарпатской области в составе Украинской ССР», в которую включались все города и округа соседней суверенной республики Закарпатская Украина. Поэтому после того как 01 февраля 1946 г. договор «О Закарпатской Украине» набрал юридическую силу, присоединять к Украинской ССР предстояло разве что одно название от Закарпатской Украины. Следовательно, Гитлер еще до начала войны включением Подкарпатской Руси в состав стран фашистской коалиции начал ее уничтожение, а Сталин в конце этой войны включением Подкарпатской Руси – Закарпатской Украины в состав Украинской ССР фактически, однако не юридически (!), завершил ее уничтожение. Однако не менее характерный парадокс заключается в следующем. После оккупации Подкарпатской Руси – Карпатской Украины Венгрией, более десяти тысяч русинов нелегально эмигрировали в Украинскую ССР. Все они за нелегальный переход государственной границы оказались в ГУЛАГе, но не затаили зла на русских или украинцев. Вместе с ними русины в составе Отдельного чехословацкого армейского корпуса генерала Л.Свободы освобождали Украинскую ССР и ее столицу Киев. В то же время ОУН и ее «Украинская галицийская армия» (УГА) стреляли в спину бойцам Красной армии даже во время освобождения Галиции от фашизма. Ныне независимая Украина в знак «благодарности» русинам за их прямое участие в освобождение Украины и Киева отказывается даже признавать национальность «русины». В тоже время тем, кто непосредственно помогал Гитлеру в 1939 г. оккупировать Чехословакии и Подкарпатскую Русь в частности (Роман Шухевич и др.), а затем стрелял в спину бойцам и командирам Красной армии во время освобождения Украины, присваивается звание «Герой Украины»?! Даже бойцы «Карпатской Сичи» из числа граждан польской Галиции, по указанию Гитлера вступившие 14 марта 1939 г. в бой с регулярной армией Чехословакии на территории суверенной Чехословакии, приравниваются к бойцам-фронтовикам Красной армии, хотя были международными террористами. Галичане начали, большевики продолжили, а потомки галичан завершают уничтожение наименьшей славянской нации «русины» и ее национальной государственности. Словно в насмешку над русинами, бойцам-терористам «Карпатской Сичи» из числа граждан польской Галиции, ныне ставят памятники за счет русинов и на исконной территории Подкарпатской Руси. Приурочили они это к 70-летию боевых действий «Карпатской сечи» по уничтожению Чехословакии в целом, и, в частности, её федеративного субъекта - суверенной Карпатской Украины, а по конституции ЧСР - Подкарпатская Русь.

Ответов - 5

МИРОН ВЕКЛЮК: Русинская окраина советской империи Мирон Веклюк Прошлое за давностью лет приобретает образ идеала. Но мои первые детские воспоминания это расхожее мнение не подтверждают. Может быть, потому, что они связаны с портретом Сталина. Вернее, даже с его духом. …Было мне в ту пору неполных четыре года. По русинским обычаям образа в наших домах располагались не в красных углах, как у русских, а на самых видных местах по всем стенам дома. На одном из таких мест среди образов в нашем доме висел портрет Сталина. Хотя к тому времени прошло уже более двух лет со дня его смерти, развенчания культа личности еще не случилось, и дух «отца народов» присутствовал во всем. Несуразное соседство: в ряду святых, правда, немного особняком – портрет представителя Сатаны! Рискую вызвать гнев у его поклонников, но, тем не менее, замечу: таковым он называл себя сам при большом скоплении народа. А дело было так. В конце Ялтинской встречи руководители трех великих держав подытожили разговор, и то ли Рузвельт, то ли Черчилль, протягивая ладонь для рукопожатия, сказал примерно следующее: ну что ж, теперь, с Божьей помощью, мы победим врага! На что Сталин мгновенно отреагировал и заметил, что он, как представитель Сатаны (по всей вероятности имея в виду, что представляет в антигитлеровской коалиции атеистическую страну), обещаю, что, объединив усилия, мы одержим победу над нашим общим врагом. Но вернемся к портрету. В то время отец был на государственной службе, и отсутствие портрета в доме могло кого-то подтолкнуть к мысли, что хозяин дома неуважительно относится к «вождю всех народов». И тогда до Магадана и Воркуты рукой подать! Хотя это нигде и не зафиксировано документально, любовь к Сталину в СССР фактически была юридической нормой. Итак, у каждого – свои первые воспоминания о детстве. У кого-то это – лицо мамы, бабушки. А у меня – страх, леденящий душу, сковывающий тело… и мгновенно наступившая гробовая тишина. Я стою посреди комнаты, все смотрят на меня, кто – с ужасом, кто – со злостью. Был праздник, и в доме, кроме родителей, находились еще взрослые, может родственники, может гости. Среди неестественной тишины, неожиданно прервавшей праздник, вдруг слышу изменившийся голос отца: – Никогда больше не говори так, слышишь, никогда!!! Не смотри туда, это не для тебя! Отец посмотрел на гостей, через силу улыбнулся и виновато сказал: «Ребенок, что с него возьмешь». Все присутствующие враз зашипели на меня. Я потерял дар речи. Не понимал, что происходит, в чем провинился. Я не мог даже заплакать. А произошло следующее: рассматривая портрет, я обратил внимание на усы вождя и сравнил их вслух с усами какого-то животного. Чем и поверг присутствующих в ужас. Люди так боялись «отца народов», что, когда им на работе вместо мизерной зарплаты вручали облигации с неясной схемой и сроками погашения, они молча брали эти бумажки и с каменным сердцем уходили прочь, кляня свою судьбу и все на свете. Потому гости оказались людьми сообразительными: в те времена наказывали не только говорящих, но и слышащих. Так что мои умозаключения по поводу внешности вождя дальше стен нашего дома не ушли. А вскоре был снят и портрет, наводивший на меня после случившегося суеверный ужас. Пришедшая на смену сталинского режима хрущевская «оттепель» наполнила души людей ожиданием перемен. Но во времена Сталина хозяйство на селе все-таки оставалось многоукладным – кто-то работал в колхозе, кто-то – в лесу, кто-то делал бочки, выделывал кожи, работала сельская мельница… Но самое главное, в хозяйстве можно было держать скотину. Что для в большинстве своем многодетных русинских семей было крайне важно. Хрущевские реформы, а попросту – хозяйственная вакханалия - отбросила русинов по уровню жизни во времена татаро-монгольского нашествия. Меня трудно заподозрить в симпатиях к украинским националистам, пытавшихся действовать в ту пору в Закарпатье, но хочется привести выдержку из листовки, выпущенной ими к двухлетию Советской власти в этом регионе. Она была адресована местным жителям, но была ими не замечена. Но, тем не менее, является своеобразным свидетельством той, теперь уже далекой эпохи: «… Вы оказались в еще большей нужде, нежели до прихода большевиков: вместо ожидаемой свободы пришел неслыханный до селе террор: вместо прав – новые ограничения гражданских свобод. Селянин, обложенный такими денежными и продуктовыми налогами, что при одновременном ограничении свободной торговли сельскохозяйственными продуктами, доходов от его годового труда хватает только на плачевное скотское существование, а купить одежду и что-то в дом, в хозяйство не на что. Рабочий, обремененный принудительным трудом на заводе, прикрепленный к месту работы, не имеет элементарной возможности бороться за улучшение условий труда, получает за свой труд мизерную плату, на которую нельзя даже прожить». Невзирая на то, что данный текст написан людьми, к которым, как я уже говорил, особых симпатий не питаю, могу подписаться под каждым словом. Люди хронически не доедали, и лесоруб, вручную валивший лес в горах, зимой при температуре минус 20-25 градусов и ниже при полутораметровых сугробах, имел на обед пару вареных картофелин, луковицу, бутылку кислого молока, а вместо хлеба – кусок холодной кулеши (кукурузная мука, заваренная кипятком со щепоткой соли, или тертая картошка с пшеничной мукой, опять же, на воде). Как праздник – куриное яйцо, кусочек сала и ломоть хлеба! Работать приходилось от зари до темна. Жили эти люди, больше похожие на лесных призраков, в горах с понедельника до субботы включительно, в «колыбах» - таких своеобразных шалашах из бревен с открытым очагом посередине. Спали на лапнике. Только при Брежневе люди получили возможность жить на лесосеках в общежитиях с минимальными удобствами. Но «кукурузному гению» этого показалось мало, и он решил еще радикальнее изменить жизнь людей «к лучшему». У людей забрали угодья, на которых взрослые и детишки постарше могли хоть что-то сделать для приварка к семейному котлу. По сути, запретили держать скотину – не более одной головы на семью. На полях, единственном источнике заготовки сена, насадили деревья, большей частью хвойные, а кое-где – фруктовые, без должного ухода превратившихся в дички. Но на этом хрущевские инновации не закончились. Поступило распоряжение перевыполнить план по сдаче мяса в погоне за Америкой. И в колхозах началось побоище. Сотни, тысячи буренок были забиты, но мясо в торговую сеть и на мясокомбинаты для переработки не поступило – там попросту не было холодильников. И через неделю ободранные туши потащили на свалки. Школа, в которой я в тот год учился, находилась как раз недалеко от такой свалки, которую мы называли «Заринок». Голодные дети целый год видели разлагающиеся горы коровьих туш. Мы тогда не представляли, в какое затруднительное положение ставили учителей, пытаясь добиться от них вразумительного объяснения этого невиданного ранее расточительства. Потом началась вырубка твердых пород деревьев в нашем лесхозе. Срубили, что помельче – сложили в пачки, отрапортовали …и оставили гнить в лесу. Сотни кубометров отличной деловой древесины годами тлели в лесах. Но никому нельзя было взять или купить ни ствола! Все это числилось в каких-то отчетах как народное добро. Люди, потеряв традиционные источники пропитания, попали в отчаянное положение. Промышленности в нашем крае было мало, и надеяться на зарплату не приходилось. Да если таковая и была, то никак не соответствовала той, что получали рабочие в средней полосе России. Уж не говоря о Сибири. Если у нас рабочий в 60-е годы прошлого века получал в лучшем случае 60-80 рублей, то в России 200-300 рублей были не пределом. С наступлением космической эры в Закарпатье медленно, но уверенно наступал скрытый голод. Люди катастрофически не доедали, но стыдились в этом признаться. Радио, газеты непрестанно расхваливали нашу счастливую жизнь, и потому многие комплексовали, думая, что только они – такие неудачники. Народ страдал и искал выход из создавшегося положения. Многие нашли его в миграции в Сибирь и в северные районы страны, где жизнь получше. По подсчетам учёных, в России в настоящее время проживает от 200 до 300 тысяч русинов. Не каждый народ может выдержать такую миграцию! Но и это не все. В ту «светлую» эпоху вся живность была обложена натуральным налогом: от каждой коровы в сельсовет требовалось отнести определенное количество молока, от курицы – яиц и т.д. А если своего продукта в данный момент не было – многие покупали в магазинах и сдавали. За землю, на которой стоял дом, нужно было отработать несколько дней в году в колхозе, разумеется, без оплаты. В моей памяти сохранилась картинка из детства. Впереди по дороге идет изможденная женщина в ветхой одежонке, в литых резиновых сапогах. Встретившейся соседке на ее вопрос она ответила, что сдавала в сельраду последнее молоко. И в сердцах добавила: «Бог дай, подавились!» Сорок лет прошло с той поры, но до сих пор в моем сердце живет боль за эту женщину и других моих односельчан. Люди, чтобы хоть как-то свести концы с концами, стали держать одну коровенку на три-четыре семьи. В былые времена так не жили даже самые бедные крестьяне в Прикарпатской Руси. Вот свидетельство из позапрошлого века. Русинский выдающийся общественный деятель Олександр Духнович писал(думаю, перевод не требуется): «Нравы народа сего суть на исте прекрасныи, яко род сей… есть смиренный и прото повинуется каждому, верхность же свою чествует сердечно, есть далее чистого сердца… Он не жадает чужое, он красти не знает и прото все его имение смело лежит без замков… И то паче есть ему природно, что он не усилуется некое имение стязати, его все богатство состоит в 4 волах, едной корове и 10-12 овцех или козах, в двох или трех пняков пчел…» Спасибо нашим правителям за наше «счастливое» детство! Кому-то вздумалось в Закарпатье установить Московское время, переведя стрелки часов со среднеевропейского на два часа вперёд. Взрослые на работу, а мы, дети, в школу вставали фактически в пять часов утра. Потом, в 80-х годах, когда через пытку недосыпанием прошло несколько поколений ребят – врачи забили тревогу. Они определили, что из-за временного сдвига дети болеют, отстают в учебе, плохо развиваются. Питание в нашей школе в то время не было организовано, а имевшееся подобие буфета назвать столовой – большое преувеличение. Кто там в то время столовался, для меня и поныне является загадкой. На уроки еду было брать не принято. Так что, возвращаясь из школы, мы от голода еле передвигали ноги. А если кому-то из нас случалось добыть куриное яйцо – почти всем классом шли менять его на черную, как земля, булку хлеба. У магазинов, видимо, существовал план по приему яиц у населения, и продавцы охотно шли нам навстречу. Буханка хлеба в мгновение ока разрывалась на куски, которые тут же съедались. В такие дни дорога домой была веселее и казалась короче. А однажды утром, спеша в школу, я увидел на плакате в центре села под лозунгом Ленина и дополненного Хрущевым: «Коммунизм есть Советская власть плюс электрификация и химизация всей страны», что надпись «Н.С. Хрущев» закрашена. Войдя в класс, никому ничего не говоря, взял тряпку, запачканную мелом, и со всего размаху запустил ее в неимоверно сытую, как мне казалось, рожу, взирающую на нас со стены. Не думаю, что это был осознанный поступок. Скорее всего, так сделать меня заставило желание хоть как-то отомстить за посаженные на наших сенокосных угодьях сосны и ели, загубленных понапрасну буренок и само наше полуголодное существование. Лицо на портрете из-за меловых разводов стало не узнать… Через несколько минут в класс вошла учительница, сняла портрет, и, не промолвив ни слова, вышла с ним. Таким образом, еще один политический авантюрист, обещавший за двадцать лет построить в СССР коммунистический рай, был низвергнут с политического Олимпа, но навсегда оставшийся "героем" народного эпоса. Вскоре мы узнали имя нового горячо любимого всем народом руководителя партии и правительства. Так я дважды в детстве посягнул на честь вождей, вернее, на достоинство их изображений. Но, несмотря ни на что, мы любили нашу Родину – самую лучшую в мире. Мы восхищались ее просторами, гордились полетом Гагарина в космос. И были просто рады, что родились в СССР. Все мы мечтали стать если уж не космонавтами, то защитниками Родины – непременно! Сентябрь-октябрь 2006. Красноярск © Copyright: Мирон Веклюк, 2009 Свидетельство о публикации №2908030923

Циль: Почему вожди "Карпатской Украины"1939 г. послали задержать регулярную Венгерскую армию, а сами зрегедловали за перевал Школьники погибли,а вожди в эмиграцию... ето у них тактика такая или банальная трусость

Циль: ЗАЯВА Хустського Районного общества Подкарпартських Русинов Міфи та реалії Карпатської України Офіційна влада України та повністю залежне від неї чиновництво і продажна частина інтелігенції подають в засобах масової інформації події навколо Карпатської України тенденційно та однобоко, замовчуючи історичні факти, які не вписуються в їхню теорію про віковічне прагнення Русинів до возєднання з «рідними східними братами» та факту проголошення Карпатської України, як важливої віхи в боротьбі за незалежну українську державу. Що до першого постулату цієї теорії, то можна стверджувати, що він був далеко не таким однозначним і масовим , як це намагаються представити нам тепер. Так, згідно результатів виборів до Чехословацького парламенту 1935 р. та мовного опитування населення 1937 р. прихильниками української орієнтації визнавали себе 20-30 % жителів краю. І зовсім мало ймовірно –неправдоподібно і не реально стверджувати що ці результати могли кардинально змінитися в кінці 1938 початку 1939 роках, якщо взяти до уваги що насправді представляла з себе Карпатська Україна та її керівництво. Хіба можна вважати демократичними вибори до Сойму Карпатської України в лютому 1938 року ? Однозначно ні, бо вони були проведені за умови не допущення в них (окрім УНО) всіх інших партій та їхньої повної заборони. А з історичного досвіду ми добре знаємо яку «демократію» несе однопартійна система, в чому ми мали змогу переконатися за довгі десятиліття після 1945 року. Факт повної орієнтації керівництва Карпатської України на фашистську Німеччину загальновідомий але замовчується офіційними інтерпретаторами історії Карпатської України. Таке загравання з німецьким фашизмом красномовно засвідчує ким насправді був режим Карпатської України. В умовах неприкритого тиску та погроз Чехословацькій Республіці з боку фашистської Німеччини, режим Карпатської України безумовно вніс свою частку в знищення Чехословацької Республіки, однієї з найдемократичніших держав, тогочасної Європи. Організація концентраційного табору для інакомислячих на горі Думен, біля Рахова незаперечно характеризує режим Карпатської України, як авторитарний та антидемократичний. Відомий факт, коли офіційний представник Карпатської України при Уряді Чехословацької Республіки інформував посла фашистської Німеччини в Празі про засідання уряду. Про яку мужність, моральність і порядність керівництва Карпатської України можна вести мову, якщо воно слабо озброєних і не обучених юнаків проти регулярної угорської армії, а саме ретирувалося (зрегедловали) за кордон в окуповану фашистами Прагу ? там воно безпроблемно і пересиділо всю війну. Щоб дати правильну історичну оцінку потугам влади Карпатської України прив’язати наш край до «рідних східних братів» необхідно відповісти на питання , що дало нашому краю це приєднання після 1945 року? Якщо відповісти коротко , крім біди- нічого. Ми одержали репресії , насильницьку колективізацію, гоніння на релігію, втрату самобутності й само ідентифікації, колосальну деградацію людей, спаскуджену природу та відсталість в усіх сферах людської діяльності в порівнянні з найближчими зарубіжними сусідами. Отже, життя підтвердило що лінія керівництва Карпатської України на інтеграцію зі сходом була хибною (злочинна), а наслідки її катастрофічними і трагічними для краю. Трагізм ситуації в якій опинився наш край, перебуваючи в тісних обіймах «рідних східних братів» полягає у відсутності будь - якої перспективи на майбутнє для нормального людського життя. І галаслива шумиха навколо 70 р. Карпатської України переслідує єдину мету – відволікти наших людей від злиденних реалій сьогодення та відсутності впевненості в майбутньому, шляхом фальшування і замовчування цих історичних подій. Березень 2009 р.

Блакит: Украинский сепаратизм зародился в Малороссии. потом он проник в Галицию и получил окончательное развите. Чувство определённой близости не только с малорусским, но и с великорусским населением в Галицкой Руси не умирало никогда. Оно было связано не только с общим названием («руский»), но и с общим (восточным) обрядом, а также с общим церковно-славянским языком, употреблявшимся в богослужении как православной России, так и грекокатолической Галичины. Среди обстоятельств, указывающих на осознание такого национально-религиозного родства, в частности, можно отметить тот факт, что в открытом вскоре после перехода Прикарпатской Руси под власть Австрии Львовском университете в конце XVIII века преподавание велось, среди прочих, на книжном русском языке 17-18 веков, а первому ректору открытой тогда же духовной грекокатолической семинарии, М. Щавинскому, для обучения семинаристов приходилось выписывать русские учебники из Санкт-Петербурга. В 1830-х гг. в Галичину пришла волна славянофильского движения, нашедшая поддержку у галицких русинов, прежде всего молодёжи. Так, Маркиан Шашкевич, Яков Головацкий и Николай Вагилевич, прозванные «Русскою троицей», впервые выпустили галицко-русский литературный альманах «Русалка Днестровая» на местном наречии. В этом альманахе звучала мысль о «едином славянском народе», в который входит и «руский» народ, простирающийся на восток до Дона. Хотя северная граница заселения «руского» народа указана не была, по общему смыслу альманаха, под «руским» народом понимался малорусский. Вместе с тем, отмечалось, что и великорусы — «побратимы» галичанам, а в строках о древней Руси наряду с Киевом звучал Новгород. В конце XIX века австрийскими властями была развязана кампания по преследованию деятелей русского движения. Против них была инициирована серия судебных процессов, начало которой положил так называемый «Процесс Ольги Грабарь», в число подсудимых по которому входили Адольф Добрянский, его дочь Ольга, Иван Наумович, Венедикт Площанский, Осип Марков и другие. [править] XX век 15 декабря 1902 г. в Петербурге было образовано Галицко-русское благотворительное общество. По утвержденному Министерством внутренних дел 8 октября 1902 г. уставу общество ставило своей целью “оказывать всякого рода нравственную и материальную поддержку русским галичанам и их семействам, временно или постоянно проживающим в Санкт-Петербурге. Помимо благотворительной помощи уроженцам Галиции, общество стремилось также содействовать ознакомлению русского общества с жизнью Прикарпатской Руси, её прошлым и настоящим. К 1914 г. по данным правления общества последнее насчитывало около 700 членов. В записке по польскому вопросу чиновник российского МИД Олферев в 1908 г. писал, что в результате политики австро-венгерских властей в Галиции “украинцы сольются в единый самостоятельный народ и тогда борьба с сепаратизмом станет невозможной. Пока в Галиции живет еще русский дух, для России украинство не так еще опасно, но коль скоро австро-польскому правительству удастся осуществить свою мечту, уничтожив все русское в Галиции и заставить на веки забыть о некогда существовавшей Червонной Православной Руси, тогда будет поздно и России с врагом не справиться”. Боязнь проникновения в Россию идей украинского сепаратизма из Галиции заставила в 1909 г. российское министерство внутренних дел и министерство финансов принять решение о регулярном выделении средств на “помощь прикарпатским русским”. В 1911 г. П.А.Столыпин отпустил единовременно 15 тыс. рублей на расходы по выборам в австрийский парламент. Речь шла о помощи организациям “москвофильской” ориентации. Ежегодно по запросу министра внутренних дел выделялось 60 тысяч рублей и 25 тысяч рублей непосредственно через министра финансов. Распределение и передача государственных сумм на поддержание и развитие русских культурно-просветительных учреждений прикарпатских славян были полностью в ведении В.А.Бобринского и камергера Гижицкого. Правительство доверяло им указанные суммы, не контролируя их и не требуя отчета в расходовании денег. Это делалось, в первую очередь, для того, чтобы исключить возможные осложнения на дипломатическом уровне. Выделяя средства, российское правительство полностью устранялось от того, как и на что они используются. Помимо государственных субсидий ещё 10-12 тысяч рублей ежегодно давали частные пожертвования. Все перечисленные средства в соответствии с уставом Галицко-русского общества должны были расходоваться на культурно-просветительные цели. Фактически это были самые разнообразные мероприятия как культурного так и политического характера. Центральное место в культурной работе отводилось распространению русского языка в Галиции, поскольку вопрос о культурно-языковой ориентации составлял основу программы галицийских “москвофилов” и с 1909 г. приобрел политическое звучание. В мае 1910 года австрийские власти закрыли все «русофильские» организации Буковины («Общество русских женщин», «Карпатъ», «Русско-православный народный дом», «Русско-православный детский приют», «Русско-православная читальня», «Русская дружина»), а также русские бурсы (общежития для учащейся молодёжи) в Черновцах и Серете. Имущество организаций было конфисковано. Причиной запрещения деятельности русских организаций были голословные обвинения в шпионаже и государственной измене[11]. Перед самым началом Первой мировой войны, в феврале 1914 г. бывший российский министр внутренних дел П.Н. Дурново в своей пророческой "Записке" писал про Галицию: "Нам явно невыгодно, во имя идеи национального сентиментализма, присоединять к нашему отечеству область, потерявшую с ним всякую живую связь. Ведь на ничтожную горсть русских по духу галичан, сколько мы получим поляков, евреев, украинизированных униатов? Так называемое украинское или мазепинское движение сейчас у нас не страшно, но не следует давать ему разрастаться, увеличивая число беспокойных украинских элементов, так как в этом движении несомненный зародыш крайне опасного малороссийского сепаратизма, при благоприятных условиях могущего достигнуть совершенно неожиданных размеров."[12] [править] Первая мировая война В период Первой мировой войны территория Галиции стала театром боевых действий. В Галиции австрийцами были сформированы подразделения Украинских сечевых стрельцов, которые воевали на стороне австрийской армии. 16 августа 1914 был объявлен набор в Польские легионы при австро-венгерской армии, созданные по инициативе польских националистических деятелей проавстрийской ориентации во главе с Ю.Пилсудским. К осени 1914 в ходе Галицийской битвы российскими войсками была занята практически вся восточная часть Галиции и часть западной Галиции. Было создано Галицийское генерал-губернаторство. Обращение главнокомандующего русской армией великого князя Николая Николаевича к русскому народу Австрийский герб, русский трофей 1914 года. Фото из журнала «Нива» Русские медицинские работники и главнокомандующий русской армией великий князь Николай Николаевич (на заднем сидении в автомобиле) во Львове Уже через день после взятия Львова, 5 сентября 1914, в городе начала свою работу канцелярия графа Г. Бобринского, который был назначен Военным генерал-губернатором Галиции. Канцелярия продолжала деятельность до 14 июля 1915 г. Российское правительство планировало в дальнейшем интегрировать восточную часть Галиции в состав непосредственно России, а западную Галицию (населённую в основном поляками) — в состав Царства Польского. Деятельность администрации Г. А. Бобринского длилась меньше года, в условиях постоянных военных действий, поэтому трудно говорить о целенаправленной политике гражданского управления. По мере продвижения российских войск по территории Галиции и Буковины были образованы две губернии, Львовская и Тернопольская, позже также Черновицкая и Перемышльская. Губернии делились на уезды, их администрация и на губернском, и на уездном уровне практически полностью комплектовалась чиновниками из России. Только двое из местных уроженцев заняли должности помощников начальников уездов. Местные уроженцы использовались лишь в качестве переводчиков и мелких чиновников. Это объяснялось не только недоверием к местным жителям со стороны российской администрации, но и тем, что большая часть местной русофильской интеллигенции была репрессирована австрийскими властями в самом начале войны (См. статью Талергоф). В уездах западной Галиции из-за преобладания поляков в населении на должности назначались российские чиновники польской национальности. В отношении лиц, которые подозревались в шпионаже в пользу Австро-Венгрии (особенно это касалось евреев), предпринимались репрессивные меры (выселение в отдалённые районы России, взятие заложников, запрещение передвижения в пределах генерал-губернаторства и др.) Были высланы и многие священники грекокатолической церкви (в частности, митрополит Андрей Шептицкий). В 1914-15 годах было административно выслано 1962 человека. В 1915 г. было взято 554 (по другим данным - 700) заложников. Как правило, ими были предприниматели, директора банков, городские головы. Объявлялось, что евреи берутся в заложники поскольку по доносам евреев австрийские власти преследовали русинов за сотрудничество с российскими оккупационными властями.[13]. Программа мероприятий в отношении униатов и униатского духовенства разрабатывалась националистически настроенными деятелями, как в Галиции, так и в Петрограде. На заседании Петроградского отделения Галицко-русского общества 14 сентября 1914 года была принята подробная резолюция по религиозному вопросу в Галиции. Эти предложения В. А. Бобринского были первоначально одобрены протопресвитером военного и морского духовенства Щавельским, а затем Верховным Главнокомандующим великим князем Николаем Николаевичем. За 9 месяцев управления русскими властями территорией Восточной Галиции по данным канцелярии военного генерал-губернатора по разрешению Г. А. Бобринского было назначено в приходы 86 православных священников. Из них 35 по ходатайствам прихожан и 51 по удостоверениям архиепископа Евлогия. Эти данные отличались от данных канцелярии архиепископа Евлогия, согласно которой к 4 апреля 1915 года в Восточной Галиции находилось 113 священников. Нередко переход в православие или не переход в масштабе отдельного села был связан с тем, какая именно сторона — униаты или православные — оказывалась в состоянии больше заплатить уездному начальнику (См. статью Конфессиональная политика Российской империи в годы Первой мировой войны). Галиция была оставлена российскими войсками в результате германского наступления. Для избежания мобилизации населения Галиции в австро-венгерскую армию командующий Юго-западным фронтом генерал Иванов издал приказ о высылке в Волынскую губернию всего мужского населения в возрасте от 18 до 50 лет. По данным печати, к августу 1915 г. в России было около 100 тыс. беженцев из Галиции.[14]. Многие (не менее 20 тысяч) «русофилы» были заключены австрийскими властями в концентрационные лагеря Талергоф и Терезин, некоторые были казнены. В 1916 восточная часть Галиции была вновь оккупирована российскими войсками в результате «Брусиловского прорыва». После распада Австро-Венгрии и появления возможности легализовать русское движение во Львове в декабре 1918 во Львове был создан Русский исполнительный комитет, который стоял на антибольшевистских позициях и способствовал созданию военного подразделения из русских галичан в составе Добровольческой армии. После Первой мировой войны 1 ноября 1918 на территории Восточной Галиции и Буковины была провозглашена Западно-Украинская Народная Республика. К 20-м числам того же месяца вся Восточная Галиция была захвачена поляками, а Буковина была полностью оккупирована Румынией. Правительство ЗУНР, переехало в Тернополь, а в конце декабря — в Станислав (ныне — Ивано-Франковск). 22 января 1919 года был подписан «Акт злуки», который провозгласил объединение с Украинской Народной Республикой. Армия Западно-Украинской народной республики (УГА — Украинская Галицкая Армия) с переменным успехом, невзирая на острый дефицит боеприпасов, провизии и амуниции, воевала с польскими войсками до 15 мая 1919 года, когда сформированная и вооружённая во Франции 70-тысячная польская армия генерала Юзефа Халлера, которая была переброшена в Галицию якобы для борьбы с большевиками, начала боевые действия против УГА и вытеснила последнюю практически со всей территории Галиции. В дальнейшем УГА предприняла попытку контрнаступления (Чортковсая операция), вследствие которой был достигнут временный успех — часть Галиции была освобождена от поляков, однако уже к средине июля 1919 года УГА была полностью вытеснена польскими войсками за реку Збруч. После этого существование ЗУНР как государственного образования практически прекратилось, хотя правительство существовало в изгнании до 1923 года [15] На территории Западной Галиции в г. Тарнобжег была провозглашена Тарнобжегская республика. За этим последовали Советско-польская война 1919—1921 годов, в ходе которой на короткое время (июль- сентябрь) была провозглашена Галицийская Соцалистическая Советская Республика в составе РСФСР.

МИРОН ВЕКЛЮК: Угорская Русь - неизвестная земля Мирон Веклюк День выдался жарким, обычно ласковое солнце на этот раз добела раскаленным диском лениво взбиралось к зениту. Перистые облака, словно гигантская паутина, неподвижно висели в голубом небе. Воздух, наполненный ароматом полевых цветов, тысячью птичьих пересвистов, казалось, вот–вот станет осязаемым. Шелест луговых трав, пение птиц, стрекот кузнечиков создавали невероятно прекрасную музыку природы. На горизонте маленький паровоз, испуская клубы пара и дыма, то и дело ныряя в тенистые сады, раскинувшиеся вдоль железной дороги на много километров, торопливо бежал по рельсам на восток к видневшимся вдали горам, будто спешил поскорее укрыться в горной сказочной гуцульской стране – Раховщине, самой восточной части Подкарпатской Руси, от беды, зловещей тучей надвигавшейся с Запада. Рядом, соперничая с полуденным зноем, раздвигая пологие берега, покрытые буйным разнотравьем, величественно несла свои воды к Дунаю красавица Тиса; юркая и быстрая в горах, спокойная на равнине, она будто приглашала полюбоваться на свою красоту. В этой картине была какая–то колдовская сила, заставляющая забыть о бурлящей за ее пределами жизни, которая с каждым днем становилась все опасней. Не иначе как по наущению нечистой силы, этому тихому благодатному краю через несколько месяцев предстояло стать горячей точкой Европы. Именно здесь, в древнем Русинском крае, произошла первая кровавая разминка перед Второй Мировой войной, когда несколько европейских государств вцепились мертвой хваткой в маленькую русинскую республику и разорвали ее на части. Но пока о наших корнях, о старине глубокой. Историческое название карпатороссов – угро–руссы. Они поселились на южных склонах Карпат и Тиссо-Дунайской низменности ещё в 6 веке. Первые упоминания о русинах насчитывают более двух тысяч лет. Этот древний прарусский народ, по мнению некоторых учёных, является старейшим <материнским> русским субэтносом, другие же утверждают, что русины самостоятельный народ и происходят от белых хорватов, расселившихся в VI-VIII веках нашей эры на территории от Высоких Татр на западе и до Черногор (восточное Закарпатье), от Прикарпатской Лемковщины на севере и до Средне-Дунайской низменности на юге. Угро-руссы были крещены в 9 веке, более чем на сто лет раньше, чем Киевская Русь, а после церковного раскола в 1054 году остались в лоно Православной Церкви. Центром страны белых хорватов и угро-русов была крепость Унгоград (Ужгород). В конце IX – начале Х веков (896 -903 гг.) через Карпаты перешли венгерские племена под предводительством Олмы. Ему удалось договориться с князьями о мирном проходе по территории Киевской Руси. Ужгородский князь Лаборец, подчинявшийся болгарскому царю, впустил венгров в крепость. Венгры не оценили его гостеприимность: принесли жертву своим языческим богам, казнили Лаборца, Олма назначил своего сына Арпада предводителем и передал ему власть. Отсюда и пошла венгерская королевская династия Арпадовичей. Объединенный в одну компактную группу, угро–русинский народ хотя и находился под влиянием Угрии (ныне Венгрия), имел национальное самоуправление, избирал своих князей, старшин, крайников. Первые угорские короли признавали за угро–руссами их религиозные, национальные права до тех пор, пока в Угрии преобладало православие. Многие угро–руссы занимали высокие посты в Угорском королевстве. Они оказывали существенную помощь Угрии в защите ее территории и расширении жизненного пространства. Первым на угро–руссов оказал давление венгерский король Стефан. А когда католики попытались насильно перекрестить русинов в «латинство» и отнять у них православные храмы, разгорелось первое угро–русское восстание под предводительство Уйки, Купы и Каимы, которое было беспощадно подавлено. После татаро–монгольского нашествия в 1241 году Угорская Русь долго не могла оправиться, и длительное время находилась в страшном запустении. В XIII веке ослабленная Угорская Русь оказалась в составе Венгерского королевства и надолго утратила субъектность. Венгерские власти в бывшей Угорской Руси не допускали даже единой административной единицы, – Русь была разделена на несколько так называемых комитатов таким образом, чтобы ни в одном из них русины не составляли большинства населения. Лидером национального возрождения Подкарпатской Руси стал в XIV веке русский князь из обрусевшей литовской династии Гедиминовичей, правивших на Подолье Федор Кориатович, перешедший со своей дружиной через Карпатский хребет и основавший свои владения в Мукачеве и Маковицах. Со временем он возглавил антикатолическое восстание угро–русинского народа, благодаря чему у него сохранилось православно–русинское самосознание до сегодняшнего дня. К чести ужгородцев, они достойно хранят память о своем князе. Одна из старейших площадей в областном центре – Ужгороде – даже в советское время называлась его именем. В 1526 году Угорская Русь была аннексирована Австрией. Карпато-русинское национальное движение вело отчаянную борьбу против ассимиляторской политики Австрии и попыток Унии навязать русинам свою веру. Как только стало возможным преподавание в семинариях на русинском языке и произносить проповеди по-русински начали свою просветительскую деятельность угро–русинские «будители» 18 века Иван Орлай, Петр Лодий, Михаил Болудянский, Юрий Венелин. К сожалению, эти русинские интеллектуалы вследствие начавшихся австрийских репрессий были вынуждены покинуть родину и переселиться в Россию. В Петербурге, Казани, Одессе работали десятки видных ученых карпатороссов. Многие из них внесли весомый вклад в развитие Российской науки. Первым ректором С.Петербургского университета был русин М.Балудянский, он же был воспитателем великого князя – будущего императора Александра 1. И.Орлай был редактором <Всеобщего журнала врачебной науки>, возглавлял Нежинскую гимназию высших наук созданную В.Кукольником, а с 1826 года возглавил Ришельевский лицей в Одессе. П.Лодий был первым деканом Санкт-Петербургского университета, а Венелин стал одним из основоположников русского славянофильства, воспитав виднейших русских деятелей ,Ивана и Константина Аксаковых. В.Кукольник возглавлял С.Петербургский Главный педагогический институт, он оказал огромное влияние на формирование взглядов Н.В.Гоголя. В заслугу этих учёных входит огромная работа по созданию научной терминологии, П. Лодий – философской, И. Орлай – медицинской, В.Кукольник – по химии, агрономии, экономии. Небезынтересным мне кажется фрагмент деловой записки министра народного просвещения А.Н. Голицына императору Александру 1 по случаю открытия Казанского университета. Министр писал: «Один народ, от которого нам можно желать ученых – это карпатороссы, говорящие одним с нами языком и сохраняющие веру предков наших. Нам известно, что правительство австрийское не благоприятствует сношениям карпато-россов с нами… Один следовательно остается способ – непосредственное сношение правительств. Посему приемлю смелость спрашивать, не благоугодно ли будет Вашему Императорскому Величеству, дабы Министерство наше Иностранных Дел вошло в сношения с австрийским правительством для приобретения ученых из карпато-россов к занятию в Казанском университете кафедр?» Невозможно переоценить подвижнический труд просветителя, историка, литератора Александра Духновича, который утверждал, что в русском языке, русской культуре карпато-россы найдут свое спасение. Его главная работа «Истинная история карпато–россов», написанная в 1853 году, была напечатана в Москве в 1914. Он является наиболее значимой фигурой русинского возрождения. На Подкарпатскую Русь надвигалась очередная напасть. Чтобы оторвать западные русинские народы от Российской империи, Австрия и Ватикан решили в принудительном порядке украинизировать эти народы и навязать им униатство. К австрийским «изысканиям» в области «украинизации» литературного языка русинов А. Духнович относился крайне отрицательно. А относительно «украинской» орфографии, насильственно введенной в Австрийской Галиччине, он настаивал, чтобы в Угорской Руси книги не были писаны по новой «немецко–галицко–русской орфографии», «бо у нас тую орфографию и мужик не терпит». Были у него и более категоричные высказывания, но из уважения к украинскому языку воздержусь от их цитирования. А Иван Раковский, угро–русинский писатель, много сделавший для распространения в Угорской Руси общерусского литературного языка, сказал: «Наша Угорская Русь никогда ни на минуту не колебалась заявить свое сочувствие к литературному соединению с прочей Русью. У нас … никогда и вопроса не было по части образования какого–нибудь отдельного литературного языка» (газета «Светъ», Ужгород, 1868 г.) В 1914 году грянула Первая мировая война. В кровавой схватке сошлись четыре огромные империи. Между Австро–Венгерской и Российской империями фронт проходил аккурат по территории Подкарпатской Руси – так к тому времени стала называться Угорская Русь. Многие россияне знают о знаменитом карпатском прорыве генерала Брусилова. Но неизвестной, к сожалению, осталась та радость, с какой русины встречали русских солдат в занимаемых ими городах и селах Подкарпатской Руси. Во многих местах встречать освободителей на улицы выходили все – от мала до велика. Дружеское отношение местных жителей к солдатам русской армии проявлялось все время, пока она находились в Карпатороссии. Русины надеялись, что русские пришли навсегда. Но ход истории определялся не в Карпатороссии, и ее колесо покатилось в другую сторону. Европа уже балансировала на краю глобальной катастрофы, финалом которой станет потеря цивилизации XIX века, развал четырёх великих империй, 15 миллионов загубленных жизней, почти столько же покалеченных, голод, разруха и эскалация новой напряженности, результатом которой станет ещё одна мировая война. Февраль 2006 год. Красноярск © Copyright: Мирон Веклюк, 2009 Свидетельство о публикации №2908030907



полная версия страницы